Получение чувственного наслаждения

Получение чувственного наслаждения

В отличие от физического наслаждения, чувственное наслаждение не предполагает удовлетворение потребности организма в материальных источниках его функционирования. Чувственное наслаждение возникает при повторном рассматривании картин, прослушивании музыки, прочтении книг и других способах восприятия уже известной информации. Причиной чувственного наслаждения является совпадение трансверсальных скоростей чувственного образа в динамике его изменения с трансверсальными скоростями образа, извлеченного из памяти. Многократное повторное восприятие чувственного образа увеличивает энергетику состояния памяти, соответствующего ему. Это состояние памяти является базовым для программной установки действий человека с целью повторного восприятия чувственного образа. Возникает положительная обратная связь. Разум человека попадает в зависимость от чувственного наслаждения.

Опасность зависимости от чувственных наслаждений признается не всеми. Для земной жизни это наслаждение многие считают благом. Действительно, ее можно воспринимать как награду за пассивность, которая способствует стабильности общества. Но, как и всякая привязанность к материальному, она объективно вредна. Разум человека только миг в процессе вечной жизни существует в воплощенном состоянии в материальном мире, и эти привязанности будут ему обузой.

Можно ли считать выполнившим свою задачу Разум коллекционера марок, картин, других произведений искусства? Развитие его односторонне и по земным меркам. При жизни в условиях Рая его интеллект получит развитие, увеличивающее дисбаланс. О гармонии, хорошей погоде на планете памяти, не может быть и речи. Получение сверхчувственной информации и развитие Интеллектуальной сферы Разума в области низших измерений будет затруднено. Всегда сохранится опасность проявления программных установок привязанности в какой-либо ситуации.

Привязанность к чувственным наслаждениям является одним из звеньев кармы и вызывает необходимость повторного воплощения. Коллекционирование произведений искусства имеет смысл для более широкого распространения их информационного содержания, выраженного больше в обстоятельствах создания и мотивации деятельности, содержащейся в них, чем в самих эстетических формах. Коллекционирование для личного пользования, наслаждения прекрасным ничего кроме рождения черной кармы вызвать не может.

Возникает вопрос: что же, и гениальные художники и музыканты, поэты и писатели взрастили черную карму и потому обречены на повторное воплощение и новые страдания? Нет, их творчество не является источником черной кармы. Творческие достижения гениев основаны на сверхчувственной информации, получаемой от Сущности. Среди чувственных восприятий присутствует только творческое вдохновение, экстаз, который сродни чувствам, испытываемым при достижении Просветления. Эти чувства содержит программная установка стремления к сверхчувственному знанию, которая сохранится навсегда и станет основой при формировании макропрограммы личности в процессе будущей вечной жизни в невоплощенном состоянии. У них не возникает привязанности к собственным произведениям. Наоборот, они, как правило, склонны к их критической оценке. Такое же отношение у них и к достижениям их коллег.

У многих гениев проблема кармы заключается в другом - в привязанности к употреблению алкоголя. Творческий процесс идет интенсивнее при снижении потенциальных барьеров, препятствующих проникновению Разума низших измерений в область сознания. Но ликвидация порочной зависимости потребует нового воплощения уже в ином качестве, с иной, может быть очень трудной судьбой, когда кармическое звено привязанности к алкоголю будет разорвано.

Сказанное не означает, что нужно быть безразличными к произведениям искусства. Гениальные творения отражают достижения цивилизации, являются примером для подражания, направляют творческую мысль, движут прогрессом общества. Они составляют основное материальное содержание достижений коллективного Разума. Их влияние на духовную жизнь нельзя переоценить. Примером для подражания должен стать процесс создания гениального произведения и программная установка деятельности, которая в нем содержится, а не формы самого этого произведения. Произведения искусства - это материальные объекты. Их созерцание усиливает энергетику базовых состояний памяти. Но лишь программные установки, содержащиеся в них, оказывают положительное влияние на рождение белой кармы.

Чувственное восприятие произведений искусства помогает преодолеть многие программные установки воспроизводства черной кармы. Однако нужно иметь в виду, что после разрушения черной кармы белая карма потеряет белый цвет. Дальнейшее наращивание энергетики ее программных установок может создать новое кармическое звено привязанности к чувственному материальному объекту. Тогда она приобретет черный цвет. Точную грань между белой и черной кармой провести невозможно. Человек всю жизнь вынужден балансировать между ними, но иного пути нет. Не представляют опасности изменения цвета кармы лишь произведения, направленные на совершенствование духовности, овладения истинными знаниями. На пути духовного совершенствования карма не меняет своего белого цвета, потому что этот путь бесконечен.

Ученые рассказали, как получить удовольствие

Чувственные наслаждения могут приносить не меньшее эстетическое удовольствие, чем произведения искусства.

Статья психологов-исследователей из Нью-Йоркского университета (США), решивших на практике проверить верность эстетической теории Иммануила Канта, была опубликована в журнале Current Biology.

Кант утверждал, что красота требует мышления, то есть восприятие красоты невозможно без определенной работы мозга. Поэтому он считал, что такие чувственные, не требующие мысли, удовольствия, как еда и секс, в принципе не могут вызывать эстетического наслаждения.  

Дэнис Пэлли (Denis Pelli) и Энне Брилман (Aenne Brielmann) провели эксперимент, в котором приняли участие 62 человека. В первом раунде участникам демонстрировали разные изображения. Некоторые из них были напрямую обращены к эстетическому чувству (репродукции картин и изображения других произведений искусства), некоторые были просто приятными (фото котят и щеночков), а некоторые — нейтральными (например, фото стула из мебельного каталога). Уровень удовольствия от созерцания каждого объекта и степень его красоты участникам нужно было оценить по 4-балльной шкале.

Кроме того, участникам предлагалось испытать чувственные удовольствия — съесть конфету или погладить плюшевого медвежонка с шелковистой и очень мягкой шерсткой. В этом случае участники также оценивали получаемое удовольствие и ощущаемую красоту.

Во втором раунде эксперимента участникам предлагалось выполнить точно такое же задание, но их специально отвлекали от него с помощью другого задания на внимание: людям параллельно зачитывали названия букв, и им нужно было нажать на клавишу каждый раз, как они слышали повторение определенной буквы.

Оказалось, что отвлечение не повлияло на восприятие некрасивых объектов, они как были, так и остались для участников малопривлекательными. Чего нельзя сказать о тех вещах, которые прежде казались красивыми. Когда работа мозга была сосредоточена на другом, уровень эстетического удовольствия упал. Эти результаты подтверждают гипотезу Канта: восприятие красоты действительно требует мышления, делают вывод Пэлли и Брилман.

Однако, вопреки предположению философа, что чувственные удовольствия не могут казаться красивыми, около 30% участников признались, что, гладя мишку, определенно испытывали эстетическое наслаждение.

По словам исследователей, эти люди, в частности, говорили, что вкус конфеты или прикосновение к игрушке пробуждают в них воспоминания детства и потому воспринимаются как нечто прекрасное. «Красивым может быть абсолютно все, что угодно», — сказал один из участников.

«Красота, когда мы ее ощущаем, приносит нам максимум удовольствия, и это сильное чувство удовольствия всегда само по себе прекрасно. Эстетическое наслаждение могут приносить не только произведения искусства, но даже леденец, — отметил Пэлли. — Но и удовольствие, и красота требуют работы мысли. Чтобы ощутить удовольствие от лицезрения красоты, нельзя отвлекаться».

Пэлли и Брилман полагают, что результаты исследования могут помочь художникам и музейным кураторам: «Если вы хотите, чтобы посетители в полной мере оценили красоту экспозиции, дайте им возможность сосредоточиться».

Система коррекции опечаток


Добавить комментарий (отзыв)

Защитный код
Обновить

ТОП