О современной психологии и «легких» тренингах

О современной психологии и «легких» тренингах

Осторожно, психолог! По материалам некоторых самих психологов в сети интернет.

«Психологи – враги рода человеческого» – бормочет мой коллега врач-психиатр после разговора с новой пациенткой. И я с ним согласна. Потому что одно из моих мест работы – психиатрическая больница. Читаешь карты – сердце кровью обливается. На ранних этапах болезни большинство годами ходили по психологическим консультациям, курсам, группам, тренингам. Их учили «радоваться жизни» и как «избавиться от излишних страхов и тревог». Болезнь, между тем, прогрессировала. И никто из ведущих группы или консультирующих психологов не увидел, что у человека душевное заболевание.

Проблема людей с душевным заболеванием в том, что они не понимают, что с ними происходит. При этом человек чувствует, что с ним что-то «не то» и начинает искать помощи. После советских времён слово «психиатрия» остаётся пугающим, поэтому чаще всего идут к психологам. Весь ужас в том, что психологи эту область совсем не знают и норму от патологии не отличают. А прелесть их положения в том, что они ни за что не отвечают (врач подсуден, психолог – нет!).

Я сама из психологов. И сегодня я, как Павлик Морозов, выступаю против alma mater. Как партизанка, я подрываю авторитет профессионального сословия. Я имею на это право. Потому что знаю истинные размеры ущербности психологического образования. И последствия этого.

Много лет назад после института я попала на работу в центр клинической психотерапии. Вокруг были сплошь врачи психиатры-психотерапевты. Чтобы войти в работу центра, я попросилась присутствовать на приёме. После первого же приёма вышла растерянная. На консультации была женщина с 6-летним сыном. Она жаловалась, что ребёнок неугомонный, «с шилом в заднице». А психотерапевт, вместо того, чтобы разбираться в атмосфере семьи, задавал вопросы про то, как протекали роды, да как мальчик ест, да как спит… А потом направил ребёнка на энцефалограмму. И пояснил мне: «Это внутричерепное давление. Надо лечить первопричину, одной психотерапией здесь не обойтись».

И тут же прочитал маленькую лекцию, суть которой сводилась к тому, что у человека помимо души есть ещё и тело с кучей органов, заболевания которых влияют на психику. Например, при нарушении функции щитовидной железы человек становится раздражительным, с этим он к психологу и придёт. А словом «лень» люди часто называют апатию, причинами которой может быть с десяток заболеваний. В этих случая без лечения основного заболевания работа психолога или психотерапевта бессмысленна. Мы этого не проходили.

Довольно быстро я начала понимать, что обладаю странным набором поверхностных, разрозненных, во многом устаревших знаний. И громадным количеством примитивных схем и клише. Я стала понимать, что ничего не умею. Нам не дали ремесла.

Авто-слесарь, окончив ПТУ, не только знает, где в машине мотор, где карбюратор и т.д., но ещё и умеет это наладить. Балерина после окончания балетного училища умеет танцевать. А что умеют психологи? К какой работе их готовят?

Наша психологическая «школа» славилась, когда занималась своим делом – наукой. И псих. факи изначально были призваны готовить научных работников. Но в науку сегодня идут немногие, возможно потому, что там не прокормишься. Большинство идёт работать с людьми – консультировать, вести группы. А для этого требуется принципиально иной набор профессиональных знаний, да и другой уровень ответственности.

Тогда, много лет назад, я поняла, что мне надо переучиваться, попросила о помощи. И мне стали ставить мозги на место. Прошло очень много времени, прежде чем ушло мерзкое ощущение беспомощности. И когда сегодня я говорю: «знаю, умею, могу», это не благодаря полученному образованию, а вопреки ему

Я училась ещё при советской власти. Но за все эти годы так и не сформировались четкие требования – что должен знать и уметь психолог. Нет понятия и о морально-этических нормах, поэтому «не навреди» к психологу не относится.

Программы подготовки психологов, по сути, не изменились, зато изменилось время. После перестройки спрос на специалистов этого профиля резко вырос. Сегодня их выпускает почти каждый гуманитарный ВУЗ, помимо этого громадное количество разномастных курсов. А проблемы все увеличивающейся «касты» «людоведов» и «душелюбов» остались те же – некомпетентность, безответственность.

Таким образом, у Великой Науки Психологии, имеющей многочисленных, достойных отпрысков, выросла непутёвая, малограмотная и очень нахрапистая «доченька», имя которой Вульгарная Популярная Психология… Её любимое занятие – «вешать лапшу на уши» и выдавать домыслы за действительность.

В психологии есть достоверные знания, то есть проверенные научными исследованиями. И есть громадное количество теорий, высосанных из пальца. Этими мифами и торгует непутёвая «доченька». Как часто я испытываю неловкость и стыд, когда слышу комментарии и рекомендации психологов по телевизору или натыкаюсь на журнальные статьи коллег по цеху. Откуда они это берут? Приведу один известный всем пример: «ребёнок из неполной семьи обречён на проблемы». Да нет таких данных. Серьёзных научных исследований на эту тему не проводилось! В конце концов, полмира выросло в неполных семьях, потому что каждый век мог похвастаться парой, троечкой войн. Кстати, а что, из полных семей все выходят без проблем?

При этом популярность психологических услуг продолжает расти. Как конкистадоры 500 лет назад кинулись завоевывать Америку, так полуграмотное племя психологов кинулось отвоёвывать свой кусок на рынке жизни. Самое интересное, что среди них есть люди порядочные, искренние, истово желающие вам помочь… Жаль только, что в основной своей массе малокомпетентные.

Трудно представить себе газету или журнал без странички психолога. По радио консультируют, по телевидению лечат. Большинство ток-шоу, в конечном итоге, сводятся к грубой имитации психологической помощи. А ещё великое множество психологических тренингов, курсов и консультаций, где вы получите замечательные рекомендации: «как жить без внутренних конфликтов» (мне кажется, легко – достаточно потерять совесть); «как заловить мужика» (маленького можно сачком, а большого – капканом); «как себя полюбить» (ой, это не иначе как о мастурбации).

Кондовые советы, касающиеся семейных отношений, чаще всего сводятся к обучению манипуляциям, типа: «надо кивать, а делать по-своему». А суть советов заключается в том, что родственникам нельзя доверять, но с ними не надо ссориться. Поэтому надо ловчить и умненько добиваться своего.

А какое обилие психологических тренингов! Глубинной проработки там нет и за короткий срок быть не может. Там другая цель – деньги. Поэтому принимать участие может 30, 50, да хоть сто человек. Открою профессиональную тайну – в группе не может быть больше 12-15 человек. Работа с психикой и конвейер – две вещи несовместные.

Впрочем, народ тренинги любит. На тренинги подсаживаются не хуже, чем на лёгкие наркотики. Жизнь особо не меняется. Зато приобретается иллюзия скорого решения проблем. И потусоваться есть с кем. Непонятно, правда, при чём здесь психология – в переводе «наука о душе»?

Какая там душа! Торговля «счастьем» у психологов идёт не хуже, чем у колдунов. Не зря же самым большим спросом пользуются тренинги, где людей «делают успешными». Когда о человеке говорят, что он умный, или талантливый, или профессионал высокого класса, это понятно. А успешный – это кто? У которого ни ума, ни таланта, ни профессионализма – зато смог денег «настричь»?

Самое страшное, что в нашей стране, чтобы вести психологические тренинги, никаких специальных знаний не требуется. Оказалось, эта дивная кормушка, где работать можно, опираясь на собственные вымыслы, домыслы, интуицию, житейский опыт. В стоматологии это, небось, не «прокатит», а в психологии можно. Поэтому появились «самородки» от психологии.

На одной из психологических тусовок я столкнулась с подобным «мэтром». На обложках его книг написано «известный психолог», «автор многочисленных бестселлеров» и «создатель уникальной методики». Через 5 минут разговора выяснилось, что дяденька не знает элементарных вещей, что образование у него совсем другое, мало того, что за все эти годы активной «психологической деятельности», он так никаких знаний по психологии и не приобрёл.

В психиатрической больнице, где я работаю, каждый пятый проходил его тренинги. Эти тренинги «вздрючивают» эмоции, что для психики многих людей является и нежелательным, и просто опасным. Попыталась объяснить ему это. Он нисколько не смутился, даже не заинтересовался. Поднял на меня пустые глаза и спокойно ответил: «Пока платят – пусть ходят».

Лучше бы он пошёл в киллеры. Хотя столько, сколько он имеет от психологии, киллером не заработать. Успешный человек!

Наверное, нельзя так огульно ругать весь рынок психологических услуг. Конечно, есть отличные, грамотные профессионалы, отвечающие за свою работу. И когда жизнь сталкивает меня с ними, я радостно изумляюсь и кидаюсь дружиться. Жаль только, редко, до обидного редко это происходит…

Нет, я ни в коем случае не выступаю в роли судьи или спасителя человечества. Но для меня за каждым случаем безграмотности и безответственности стоит живой человек.

У нас в больнице лежит молодая женщина. Она хрипит, потому что у неё обожжена гортань – следствие неудавшегося суицида. А перед этим долго ходила к N. к S. проходила тренинги в центре «///»… Её мать с недоумением говорит мне: «Но ведь она всё время ходила на психологические занятия. Что мы не так делали?»… И что я могу ей ответить?

Осторожно, психологи могут быть опасными!

Может ли психолог или тренер нанести вред человеку? Да, если они занимаются не своим делом. В статье кратко сформулирую наиболее опасные контекст, где «хлопотание» специалистов по психическому развитию может создать большие проблемы для людей.

Итак, для кого консультация психолога может быть вредной:

  1. Группа психиатрических больных, которые выдают (неосознанного чаще всего) психиатрическую патологию за невротическую. Такие пациенты на ранних этапах своего заболевания могут гадами посещать психологов, курсы развития личности, магические и энерго программы, тренинги, секты и группы. Там их научат, как «быстро снять тревогу», «ощутить счастье общения», «повысить собственную самооценку», «быть в гармонии». Психолог или тренер, интуитивно догадываясь, что «человек не от мира сего» будет продолжать продавать свои услуги, игнорируя, что у человека душевное заболевание.

Проблема психиатрических больных в том, что у них нет критики к собственному заболеванию, они не понимают, что с ними происходит. При этом человек чувствует, что с ним что-то «не то» и инициирует психологическую помощь. Понятно, что на психологическом тренинге от 30 человек с данным конкретным человеком никто не будет заниматься лично.

Особая группа — это дети, у которых только формируется психическая патология. Возраст ребенка от 3 до 15 лет. После этого возраста психиатрическое заболевание становится более видимым. Сами родители могут инициировать своим желанием (не признавать статус ребенка как психиатрического больного) – походы в группы развития и к детскому психологу. Самые большие деньги в психологии делаются на работе с детьми. Понятно, что ходить такой родитель с ребенком может достаточно долго желая разрешить «поведенческие проблемы». Даже в самой психиатрии для определения диагноза ребенку нужны годы.

Психологи психиатрию не знают хорошо, и норму от патологии не отличают. Иногда, для определения диагноза человека нужно положить на срок более месяца в стационар, где, учитывая поведение больного и симптоматику, ему поставят диагноз. НО, как правило, человек попадает в больницу в остром психическом состоянии, которое невозможно игнорировать.

Другой момент заключается в том, что тренер или психолог не будет нести никакой ответственности. Поэтому, он не обладает должной осторожностью и не задумывается о последствиях.

  1. У человека кроме психической сферы существует еще телесная. Тело может иметь множество патологий, которые могут негативно сказываться на психики. Именно патология тела будет первопричиной психологического негативного состояния. От опыта работы психолога в медицине (если такой есть вообще) будет влиять на то, сможет ли он отличить проблемы тела от проблемы чисто психических. Например, при патологии щитовидной железы человек становится раздражительным. Совестливый человек начнет винить себя, и воспользуется советами психологов из серии «5 способов снизить раздражительность». В результате потеряет драгоценное время, что может стоить ему жизни.

Другой пример, человек в апатии начнет бороться со своей «ленью». Пойдет к психоаналитику, а тот ему за 15 сеансов и расскажет, что это от того, что его мама неправильной стороной к стене клала в три года. Апатия, как видимый симптом может быть со многими заболеваниями. В том числе быть в структуре клинической депрессии и шизофрении. Данными нозологиями должен заниматься психиатр в первую очередь.

Навешенный ярлык «паническая атака» может скрывать патологии сосудов головного мозга или новообразование.

В этих случаях без лечения основного заболевания работа психолога или психотерапевта бессмысленна и опасна!

В чем причины? Почему психологи занимаются с данными группами больных?

  1. Желание зарабатывать. Психологу, а больше тренеру хочется доказать свою состоятельность материальную и интеллектуальную. Поэтому – «за все берусь, со всем работаю». Редкий психолог скажет, что с этой проблемой он не работает.
  2. Часто психолог обладает странным миксом поверхностных, разрозненных, во многом устаревших знаний. И громадным количеством примитивных схем и мифологических клише. А уж если, он принадлежит к определенному направлению психотерапии, придерживаясь только его, то тут пиши – пропало. Залечить может до смерти.
  3. За годы развитого постсоветсткого капитализма так и не сформировались четкие требования к подготовке психологов. Нет понятия и о морально-этических нормах, поэтому «не навреди» к психологу не относится. Верить можно лишь зная фактический опыт работы психолога, который можно подтвердить документально! Такие клише как – известный, участник множества программ в СМИ, автор бестселлеров «Пять шагов к счастью» или «Как успевать всегда и во всем» — не дают представления о квалификации, являясь лишь пиар штампами.

Кстати, сюда можно отнести психиатров и психотерапевтов, которые никогда не работали в психиатрии, но сразу ушли на вольные хлеба в тренинговый бизнес или частную практику. Подготовка психиатра лишь начинается по завершению обучения в ВУЗе. Очень важна практика под руководством опытных коллег в психиатрическом стационаре.

  1. Наличие психических патологий у самих психологов. Сюда относятся приверженцы одного направления психотерапии, которые формально получили психическое образование. Причем, среди них есть люди порядочные, искренние, истово желающие помочь человеку. Жаль только, что в основной своей массе малокомпетентные и без опыта работы в организации, которая может подтвердить их квалификацию. Иногда это проректоры институтов, состоящих из ректора и его жены, а также глухонемой дочери, которая принимает деньги за новые тренинги.

Или, это могут быть одинокие гуру-шизофреники, на которых снизошло божественное озарение, и они стали обладателями уникальной системы психотерапии, которая лечит все и сразу.

Нельзя подходить к разному спектру проблем с позиций одной технологии, обучившись (обучаясь) только в одном месте. Чем больше психологических подходом использует психолог, тем выше его компетенция.

  1. Разрушение собственно медицинской помощи в целом, и психиатрической в частности. Места в больницах сокращаются. Но вместе с этим растет спрос на психиатрические услуги из-за экономического и политического кризиса.
  2. Нежелание людей примеривать на себя статус психиатрического больного. Намного привлекательней быть личностью, занимающейся саморазвитием. И совсем круто, если ты сам тренер, который доносит истинные знания до страждущих, и при этом хорошо зарабатывает.

Корни данной проблемы уходят в историю отечественной психиатрии, когда людей отправляли в больницу на принудительное лечение. Но данные времени давно прошли!

  1. Множество психологических тренингов, курсов и консультаций, где обещаю за быстрое время избавить от всех проблем. Глубинной проработки там нет и за короткий срок быть не может. Актуальна другая цель — заработать на большом количестве людей деньги.

Если вам предлагаю участие в тренинге, где больше 25 человек, то данный тренинг является неэффективным!!! В группе не может быть больше 15 человек. Так как большому количеству участников просто невозможно дать качественную обратную связь. А вот хорошо заработать на большом количестве участников можно.

Дополнительно читайте нашу публикацию: Опасные психологические тренинги

Опубликовано в Психология

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ТОП