Можем ли мы доверять своей памяти?

Ложные воспоминания.

Бывало ли с вами такое, что не можешь определить, является ли ваше воспоминание о каком-то месте, событии истинным или это образы из сна? У меня есть парочка таких хороших воспоминаний. И хотя я склонна думать, что это был сон, навряд ли я когда-нибудь узнаю, так ли это, так что я склонна «окунаться» в эти воспоминания, как в реальность.

Как часто люди выбирают «другую» реальность в своих воспоминаниях, чтобы уйти от будничной реальности! Особенно это свойственно детям.

Помню, нам лет восемь с подружками, сидим летним вечером на лавочке у дома и делимся событиями. И вот одна, более решительная, начинает «завирать». Ее история постепенно наполняется необычными деталями, она вдохновенно поднимает глаза к небу, и мы сидим, открыв рты. Но разве можно сдержать азарт, который кипит в каждой из нас? Кто-то скажет: » И уменя такое было!» — и вот уже лавина «воспоминаний» обрушивается на каждую из нас. К тому времени, как мамы позовут домой, мы уже живем в полностью выдуманном нами мире, и мы так счастливы — этот мир наполнил нас и допустил нас в сказку, и мы по-настоящему верим, что все именно так и было…

Что интересно, взрослым тоже свойственно думать, что «именно все так и было», если существуют обстоятельства, которые «подталкивают» к тому, чтобы «вспомнить» то, что никогда не было.

«Ложные воспоминания» — это феномен нашей памяти.

Самым известным специалистом по ложным воспоминаниям является Элизабет Лофтус. Она выступала экспертом по этому вопросу на сотнях судейских заседаниях (в том числе и по делу Майкла Джексона) и спасла многих невинных людей от приговора.

Проведя множество экпериментов, она доказала, что память весьма избирательна, пластична, «как страничка в Википедии», которую можно переписывать сколько угодно раз.

Работая на департамент транспорта, Элизабет Лофтус показала, как влияет на память «эффект дезинформации».

В одном из экспериментов студентам показывали записи автомобильных аварий. После просмотра каждого видео студенты должны были заполнить отчет об аварии в свободной форме. После чего им задавался ряд конкретных вопросов про ДТП. Основной вопрос касался скорости автомобилей в каждой аварии. Части студентам предлагался вопрос о том, с какой скоростью автомобили «врезались» друг в друга. Другая часть испытуемых получила почти такой же вопрос, но вместо слова «врезались» в нем использовались слова «соприкоснулись», «ударились», «разбились», «стукнулись». Неудивительно, что, в итоге, при использовании в вопросе слова «разбились» машинам приписывалась наибольшая скорость.

Результатом данного эксперимента стал вывод о том, что форма вопроса влияет на ответ свидетеля.

В другом эксперименте на эту же тему Лофтус получила похожий эффект. На вопрос «Видели ли вы, как разбилась фара?» дается большее количество ложных свидетельств о разбитой фаре, в то время как на самом деле фара даже не была разбита.

Ложные воспоминания можно внедрить. Лофтус проводила эксперименты, в ходе которых испытуемые даже «встречали» кролика Багза Банни в Диснейленде, хотя этого просто не могло быть, так как кролик — творение студии Уорнер Бразерз, а не студии Уолта Диснея.

Однако ложные воспоминания не всегда являются результатом чьего-либо злого умысла. Часто мы и сами «обманываться рады».

Например, мы можем домысливать. Домысливание происходит тогда, когда человек путает детали двух абсолютно различных событий и объединяете их в одно воспоминание. Например, проведя хороший вечер в компании друзей и при возвращении в метро прочитав анекдот в интернете, вполне можно «вспомнить», что анекдот рассказала подруга.

Мы также можем «неправильно» запомнить что-то, если наша собственная интерпретация событий, основанная на каком-то жизненном опыте, идет вразрез с тем, что на самом деле произошло. В теории памяти это называется нечетким прослеживанием мысли.

Эмоции, ощущаемые во время конкретных событий, также способны влиять, увеличивая количество ложных воспоминаний об этих событиях.

Особенно важное влияние на воспоминания оказывают предубеждения. Если в памяти человека есть пробелы касательно неких событий, то он склонен заполнять их, исходя из своих представлений о том, как должно выглядеть это событие. Например, если бабушке на лавочке очень не нравится сосед с верхнего этажа, значит, вполне возможно, она «вспомнит», что видела его в день преступления на «том самом месте».

Работая с бессознательным различными методами, смею утверждать, что подобные ложные воспоминания — это адаптация, защита себя, сохранение психологического комфорта любыми способами. Опять же, причины, почему именно так, а не иначе происходит эта защита, тоже лежат в бессознательном.

Бессознательное человека и его память — две неразрывно связанные вещи. Меняя то, как кодируется ситуация в бессознательном, меняешь и память, и вся жизнь может начать окрашиваться в цвета радуги, и иногда это то, что человеку может быть очень-очень нужно.

Мы привыкли думать, что наша память – довольно надежное устройство для хранения информации. Что-то в ней, конечно, не удерживается, но уж если мы что-то запомнили, то с легкостью сможем к этому апеллировать. Однако, согласно исследованиям, психология памяти устроена не так просто: то, что записывается в ячейки нашей памяти, на самом деле не всегда является частью объективной реальности, а относится к так называемым «ложным воспоминаниям». Элизабет Лофтус (Elizabeth Loftus), профессор Вашингтонского университета, специалист по психологии памяти, рассказывает, как слепое доверие собственной памяти может приводить к фатальным ошибкам*.

«Как быть с вещами, которых мы не помним? Ведь то, что мы не помним, уже не существует для нас. Из-за несовершенства нашей памяти мало-помалу стираются нежные контуры нашей юности.

А то, что мы помним… ведь оно тоже блекнет и вянет. У меня, например, год за годом разрушается воспоминание о лебеде, ударившем меня крылом. Этот лебедь выступил впервые из невероятно яркой и крупной зелени. Сам он был пышен и бел, как подушка на няниной кровати. Лебедь раскрыл крыло, которое закрыло солнце, и ударил меня.

Иногда в свободные минуты я извлекаю из глубины памяти это давнее свое воспоминание и разглядываю его против света, как ветхую ткань. И вот я вижу: лебедь уже не так бел, как прежде. А листья… где их яростное кипение, их блеск, их жизнь? Где вся эта зелень, похожая на зеленую кровь? А как выглядела вода? Я не помню.

Так, раз за разом, перо за пером, облетает прекрасная птица: ее почти уже нет. А совсем недавно мне пришло в голову: откуда бы взяться лебедю в том смиренном дачном месте, у той воды, где я жила летом? Вернее всего, это был гусь или даже гусыня…

И, дойдя до гуся, я поняла, что все пропало: ничего этого просто-напросто н-е бы-ло».

Так в своем рассказе «Смерть луны» писательница Вера Инбер описала метаморфозы, происходящие в психологии памяти. Воспоминания, которые хранятся в нашей памяти, не остаются неизменными. Они могут не только блекнуть, но и приобретать совершенно новые детали, которых не было ранее. Известно, что ошибки памяти неоднократно приводили к недоразумениям в ходе судебных разбирательств. Именно это привлекло внимание Элизабет Лофтус, которая на протяжении десятилетий занимается вопросами памяти и не раз становилась свидетелем и экспертом в делах, где несправедливо вынесенный приговор основывался на ложных воспоминаниях свидетелей. Она задалась вопросом, откуда в воспоминаниях берутся подробности, которых не было в реальности. Почему люди помнят то, чего не было, или помнят происшествия совершенно не такими, как они происходили в действительности? Другими словами, как на самом деле устроена память и откуда берутся «ложные воспоминания».

Система коррекции опечаток


Схожие по тематике или тегам статьи

Добавить сообщение

Защитный код
Обновить

ТОП