Таблетка от старости уже создана

Таблетка от старости уже создана

Джудит Кампизи, один из ведущих биологов в мире, сообщила о первых результатах испытаний разработанных ею сенолитических препаратов — тех самых таблеток от старости. И развенчала мечты воротил Кремниевой долины о вечной жизни.

В интервью MIT Technology Review Кампизи, профессор Института исследований старения в Новато (Калифорния, США), рассказала о начавшихся в июле клинических испытаниях на людях сенолитических препаратов и о том, что она очень рассчитывает на успех и скорое внедрение таблеток от старости в медицинскую практику.

Клинические исследования проводит основанная с участием Кампизи компания Unity Biotechnology.

Как обмануть эволюцию

Сенолитики воздействуют на так называемые стареющие клетки — эволюционный механизм, который защищает организм от таких заболеваний, как рак. Он же способствует физиологическому старению и развитию возрастных болезней — прежде всего, нейродегенеративных.

«Стареющие клетки не делятся, а потому они не могут образовать опухоль», — говорит Кампизи. Однако, накапливаясь в организме, стареющие клетки порождают другие проблемы.

«Эволюцию не волнует, что происходит с вами после того, как у вас появились дети, поэтому после 50 лет не действуют механизмы, которые бы разрушали стареющие клетки. Они накапливаются, это и есть старость», — объясняет она.

Открытие Кампизи состоит в разработке химических соединений, которые уничтожают стареющие клетки. Тогда, полагает она, организм вернется в молодое состояние и будет оставаться таким до самой смерти.

По ее мнению, изобретенные ею сенолитики дадут в руки врачей-гериатров универсальное оружие для борьбы со старостью в целом. В сочетании с лекарствами против отдельных возрастных болезней это должно решить самую острую социально-медицинскую проблему современности. «Хочу напомнить, что 80% пациентов, которым требуется стационарное лечение в больницах — это люде старше 65 лет», — говорит исследователь.

В Кремниевой долине зря рассчитывают на бессмертие

В интервью Джудит Кампизи высмеяла предпринимателей из Кремниевой долины, которые тратят миллионы на финансирование исследований, надеясь найти рецепт очень долгой, если не вечной, жизни.

«Если вы посмотрите на C. elegans, небольшого червя, то биотехнологическими методами его максимальный срок жизни продлили в 10 раз. Это мировой рекорд, — рассказывает ученый. — Применительно к человеку такой успех означал бы тысячу лет жизни. Но если мы приблизимся по эволюционной шкале немного ближе к Homo sapiens и рассмотрим, к примеру, плодовую мушку дрозофилу, то ее продолжительность жизни удалось увеличить уже только в два раза. А среднюю продолжительность жизни лабораторных мышей у нас получилось увеличить на 20-30%».

Кампизи отмечает, что мышь и человек генетически идентичны на 97%, но человек живет в 30 раз дольше грызуна. Поэтому даже 3% отличия в генах — пропасть. Никакие удачные эксперименты по продлению жизни животных не помогут человеку жить дольше, подчеркивает биолог.

Для бизнесменов из Кремниевой долины это религия, а не наука, уверена Кампизи: «Людям хочется верить в возможность достичь бессмертия, но эта вера не основана ни на каких научных данных».

По ее мнению, смерть любого организма генетически запрограммирована. И даже продление максимального срока жизни человека на несколько десятилетий с точки зрения современной науки невозможно. Просто потому, что не известен биологический механизм, отвечающий за продолжительность жизни и «включающий» ее окончание.

Как победить старость

Зато механизм старения известен. И, по убеждению Кампизи, его можно отключить.

«То, что на самом деле пугает большинство людей и меня, в том числе — это не смерть. Страшно наблюдать, например, за моей мамой, которая в ее 90 с лишним лет находится в сносной физической форме, — говорит ученый. — Но она постепенно утрачивает когнитивные функции и ходит уже совсем не так хорошо, как раньше. Однако большинство ее сверстников вообще передвигаются только в инвалидных колясках».

«Но мы находимся на пороге полного понимания причин старения и вскоре сможем вмешаться», — уверена Кампизи.

Человек все равно останется смертным, подчеркивает она. Таблетки от старости не продлевают максимальный срок жизни, как надеются многие. Они «лечат» не смерть, а именно старость. Точнее — обеспечивают комплексную терапию всех, как надеется исследователь, возрастных заболеваний.

У лабораторных мышей, которым давали сенолитики, средняя продолжительность жизни возросла, но максимальная не изменилась.

«В некотором смысле это означает, что мыши умирали здоровыми», — говорит Джудит Кампизи. То же она предлагает и людям: жить, сколько отпущено, но с гораздо меньшим риском развития болезни Альцгеймера или паралича после инсульта.

Таким образом, новый класс препаратов должен продлить здоровую жизнь, когда 90-летние будут выглядеть и чувствовать себя на все 50. «Я думаю, такая перспектива должна привлечь венчурных предпринимателей из Кремниевой долины», — говорит ученый.

Также Кампизи подчеркивает, что массовое внедрение таблеток от старости не приведет к обострению социальных проблем. Пожилые люди, даже здоровые и внешне молодые, не смогут заводить детей, а значит, здоровая старость не будет способствовать перенаселению Земли.

С нею согласна международная команда исследователей, которая пришла к выводу, что увеличение численности пожилого населения способствует снижению его общей численности. А это пойдет на пользу экологии и экономике.

Вернемся назад:

3-я конференция Генетика старения и долголетия, Сочи, 2014. Джуди Кампизи

Джуди Кампизи (Институт Бака, США) посвятила доклад исследованиям клеточного старения и его вкладу в старение организма. Процессы старения лежат в основе нейродегенерации, остеопороза, дистрофии сетчатки, потери слуха, сердечно-сосудистых заболеваний, саркопении, одряхления, диабета 2 типа, метаболического синдрома, недостаточности функций легких и почек, канцерогенеза.

Клеточное старение - необратимая утрата способности клеток к делению. По мнению Кампизи, данное явление является примером антагонистической плейотропии, являясь позитивным явлением в раннем периоде онтогенеза (опухолевая супрессия, ремоделинг и репарация тканей) и негативным - в позднем (старение и старение-ассоциированные патологии). Накопление сенесцентных клеток с возрастом удалось наблюдать in vivo в коже, сетчатке, печени, селезенке, аорте, почках, легких человека, приматов, грызунов, рыбки данио рерио. Клеточное старение отмечено в участках, задетых возраст-зависимыми патологиями - трофическими язвами, атеросклеротическими бляшками, пораженных артритом суставов, хронической обструктивной болезнью легких, в висцеральном жире, в мозге при болезни Альцгеймера, доброкачественной гиперплазии предстательной железы, предопухолевых поражениях.

Одна из причин, по которой клеточное старение выступает драйвером возраст-зависимых патологий заключается в его способности индуцировать вомпалительные процессы. Сенесцентные клетки секретируют воспалительные цитокины. Это так называемый старение-ассоциированный секреторный фенотип (SASP) сенесцентной клетки. Например, ядерный белок амфотерин (HMGB1), являющийся цитокиновым медиатором воспаления.  После высвобождения из клеток HMGB1 может связываться с рецептором врождённого иммунитета TLR4, что приводит к секреции цитокинов макрофагами и последующей воспалительной реакции. В свою очередь, хроническое воспаление имеет вклад практически во все основные возраст-зависимые патологии от нейродегенерации до канцерогенеза. SASP оказывает мощное паракринное влияние, заключающееся в нарушении структуры и функции нормальных тканей, нарушение пролиферации и функции стволовых клеток, стимуляции озлокачествления.

Среди стратегий борьбы с проявлениями старения Джуди выделяет подавление секреторного фенотипа и элиминацию сенесцентных клеток. Клеточное старение возникает под воздействием трех сигнальных каскадов: ответа на повреждение ДНК, mTOR и p38/NF-kB. Все три способны запускать воспалительные процессы, которые ведут к дегенеративным изменениям и канцерогенезу.

Эволюционно SASP сформировался чтобы сообщить сигнал о клеточном повреждении другим клеткам и стимулировать тканевую репарацию. Его роль проявляется, например, в процессе заживления ран. При заживлении ран наблюдается индукция маркеров клеточного старения, таких как p16INK4a, 3MR и IL-6. Элиминация сенесцентных клеток ганцикловиром у специально сконструированных мышей замедляет заживление ран.

Джуди Кампизи:

 –  В моем детстве женщина в пятьдесят считалась пожилой, а теперь – в самом расцвете сил. Сейчас эстрогены и статины позволяют жить и до 80, и до 90. Я сильно сомневаюсь, что мы когда-нибудь будем способны жить по 500 лет, как обещает Обри де Грей. Но мы, ученые, сейчас ищем способ не радикально продлить жизнь, а улучшить ее качество и бороться с главными смертельными болезнями. У этой цели не может быть никакой опасной обратной стороны. Как только мы достигнем этого, продолжительность жизни может вырасти и до 100, и до 120 лет.

Теперь, через 4 года от этого доклада, судя по ее интервью - есть определенные результаты. Желаем ей и ее команде успехов.

Другие материалы этого раздела:
Вперед: « Антиоксиданты: что это такое, список препаратов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ТОП